Охота

Благословение Афсати

Выезд запланировали на октябрь, и не зря, потому что в этот период медведи усиленно кормятся перед залеганием в спячку, а следовательно, больше двигаются, так что шансы добыть хороший трофей увеличиваются.

Я с радостью принял приглашение…

Нас встретили Алексей и Артур Битаров — начальник отдела надзора за охотхозяйственной деятельностью Минприроды РСО-Алания.

 

По законам кавказского гостеприимства хозяева сразу пригласили нас в небольшой ресторан, оформленный в охотничьем стиле. Был здесь и знатный волчатник Казбек Бибаев, добывший за свою жизнь около 200 волков. Нас усадили за стол, из за которого мы выбрались далеко за полночь.

Наутро прямо из гостиницы мы поехали к покровителю диких животных и охотников Афсати попросить у него одобрения на добычу зверя. Это традиция, и местные жители ее неукоснительно соблюдают.

По дороге мы остановились полюбоваться уникальной скульптурой «Георгий Победоносец выскакивает из скалы». Как ее автор Владимир Соскиев сумел столь гармонично вписать памятник в скалу на высоте 22 метров, для меня остается загадкой.

Далее нам предстояло подняться на несколько сот метров пешком, прежде чем перед нами предстала фигура божества Афсати — одного из самых почитаемых небожителей в осетинской мифологии. На площадке у его ног накрыли так называемый стол. Ахсартак Моураов — директор Северо-Осетинского природного заповедника произнес три тоста…

Мы попросили у Афсати разрешения на добычу медведя, и он, как мне сказали, ее одобрил. Утром нас ожидала дорога в предгорья. Казбек предоставил для экспедиции свои автомобили, специально оборудованные для бездорожья, без них, скорее всего, наша миссия была бы невыполнима.

Какое-то время мы продвигались по руслу реки, которое наполнилось водой после обильных дождей. Для обеспечения лучшей проходимости Казбек снизил давление в шинах.

На случай аварии в состав экспедиции был включен ЗИЛ-131, оборудованный краном-манипулятором, но иной раз и его приходилось вытаскивать при помощи лебедки.

Водители творили чудеса оффроуда, а мы, находясь на пассажирских местах, испытывали весьма острые ощущения.

 

Борьба с бездорожьем заняла практически половину дня. В конце концов мы прибыли на место, представляющее собой ровную площадку около ста квадратных метров, очень удобную для стоянки машин и обустройства лагеря. Место называлось урочище Папоротниковое.

Из привезенных в ЗИЛе досок сконструировали стол и лавки, а для ночевки разбили палатки. Время поджимало, поэтому после короткого перекуса егеря повели нас на охоту. Было решено, что каждого приезжего стрелка будут «прикрывать» два егеря.

Как я ни сопротивлялся, а Алексей приставил ко мне для охраны Георгия Илурова и Тамика Алборова. По узкой, еле заметной тропке Тамик повел нашу группу в гору, однако, пройдя метров 600, мы запросились на отдых.

— Артур, а на какой высоте над уровнем моря мы сейчас находимся? — спросил я, с трудом переводя дыхание.

— Где-то 1500–1600 метров, — был ответ.
 — То-то я думаю, почему мне здесь так тяжело дышать?

Метров через двести мы пересекли медвежьи тропы и на одной из них заметили свежие следы, которые были по человеческим меркам 48 размера. Еще на базе Алексей предупредил меня, что я около шести вечера увижу зверя. Похоже, предсказания начали сбываться.

Я сразу ощутил приток сил на дальнейший подъем. Метров через сто мы вышли на полянку, вдоль и поперек истоптанную медведями. Пора было остановиться, чтобы перевести дыхание — сказывался недостаток кислорода в горах. На отдых мне хватило трех – пяти минут, и я готов был двигаться дальше.

Через некоторое время мы поднялись до первого номера, находящегося возле высокого камня на пересечении нескольких троп, затоптанных медведем. Решили оставить здесь уставшего Сергея Буторина и «подстраховщиков» Артура и Андрея.

Я со своими егерями поднялся еще метров на двести. И вот наконец-то наш номер, метрах в пятидесяти выше центральной медвежьей тропы. А еще выше (в ста пятидесяти метрах от нас) в нее «вливалось» не менее трех-четырех троп. Этот переход был самый главный у медведей.

Алексей еще на базе говорил, что за ночь через него может пройти шесть, а то и восемь медведей, так что можно выбрать достойный экземпляр. Я ему тогда не очень-то поверил, но, судя по увиденному, он был на сто процентов прав.

Единственное, что меня огорчало, так это ветер, который дул то в лицо, то в спину.

 

В высокой траве и папоротнике я вытоптал себе место для засидки, установил штатив с видеокамерой и подставку под карабин и начал ждать зверя. Егеря расположились на ковриках чуть сзади меня.

Я постарался как можно тише зарядить карабин и снять его с предохранителя, чтобы перед выходом зверя быть готовым к выстрелу в любую секунду. Не торопясь, осмотрел дальномером окрестности и отбил расстояние точек для стрельбы. Половина шестого; похолодало. Все, что у меня было из одежды, я предусмотрительно надел на себя.

До выхода зверя оставалось совсем ничего. Но как я ни старался, а подхода зверя так и не услышал, Георгий слегка дотронулся до моего плеча и пальцем показал, что зверь уже на подходе и ждать его надо на «вон той тропе».

Было около шести, все по графику. Тамик азартно жестикулировал, услышав зверя, я же ничего не видел и не слышал, и от этого меня стало нервно трясти. Взял карабин и в оптику внимательно осмотрел место выхода зверя. Теперь и я слышал шум его шагов.

 — Да вот он, метрах в ста пятидесяти, — прошептал Георгий мне в ухо и направил ствол моего карабина на зверя.

Медведь темным пятном выкатился на тропу, я включил запись на прицеле и стал спокойно наблюдать за хищником. Вот он тяжелой походкой, раскачиваясь по сторонам, как маятник, начал спуск. Когда он наконец подошел к нам на сто метров, Георгий шепнул:

— Давай стреляй, чего ждешь?

 

Но во мне проснулся азарт оператора, желавшего снять зверя во всей его красе. Медведь встал на задние лапы, сорвал кисть рябины, отправил ее в пасть, пережевал и пошел дальше.

Остановился у дуба, почесал бок, затем встал на дыбы, повернулся и почесал спину. Ну, думаю, сейчас выйдет из-за дуба, и я выстрелю. Он вышел и двинулся вниз по тропе. Расстояние до него было около восьмидесяти метров. В оптику прицела я поймал его лопатку чуть выше локтя и плавно нажал на спусковой крючок.

Прозвучал выстрел, хищник дернулся и, пытаясь укусить себя за правый бок, рванул от меня. Не успел я перезарядиться, как над моей головой Георгий начал выдавать из своего карабина один выстрел за другим, но все безрезультатно — косолапый скрылся внизу.

Оттуда, в районе нашего первого номера, до нас донесся звук выстрела и рев медведя. Через мгновение воцарилась гробовая тишина.

 — Все, собираемся! — дал команду Георгий.

Пропищала рация: зверь добыт. Мы быстро собрались и рванули вниз.

Подошли к своим. Медведь лежал на пригорке. Я наклонился к нему и в правом боку увидел два пулевых отверстия: одно прямо по сердцу, второе чуть выше и правее.

— Да, именно в это место я и стрелял, — показывая пальцем, сказал я. — За лопатку с правой стороны и, слава Богу, не промазал. А вторая дырка от пули чья? Кто стрелял?

— Это Артур выстрелил из своего «Тигра», я даже ничего не успел сообразить», — сообщил Сергей Буторин.

— И я не понял, как все получилось. Увидел, что после ваших выстрелов медведь побежал, вскинул карабин и выстрелил, — как будто оправдываясь, сказал Артур.

 

Обе пули легли по месту, но почему-то все начали поздравлять с добычей такого гиганта меня. Может, потому что я был гостем?

— Вскрытие покажет, где чья пуля, — подвел я итог.

Артур определил, что медведь был старше двенадцати лет и весил более двухсот килограммов. Клыки наполовину были стерты, не говоря уже о резцах. Что и говорить, все были довольны. Не надо было бегать ночью за подранком, рисковать жизнью, добирая его. Конечно, с таким трофеем не грех было сфотографироваться.

Георгий вскрыл медведя, распер палочками грудную и брюшную полости, окончательная разделка будет завтра. Возвратились на базу.

— Ну ты хоть добычу медведя сумел снять? — спросили меня на базе.
— Конечно, я его больше трех минут снимал: как он шел, как ел и как чесался о дерево.
— Тащи карабин и показывай! — обрадованно сказал Андрей и полез в палатку за ноутбуком.

Подключили, посмотрели, все классно. Медведь позировал на камеру как надо. У меня полегчало на душе.

— А я не выдерживал и уже шептал Юрию, чтобы он стрелял, — просмотрев видеофайл, с улыбкой проговорил Георгий. — А сейчас вижу, что все он правильно делал. Молодец, настоящий профессионал, с выдержкой.

Георгий пожал мне руку, ребята, в том числе и Артур, поблагодарили меня за хорошую съемку. С чувством выполненного долга мы сели за стол, чтобы отпраздновать удачу, вспоминая и рассказывая (наверное, уже в сотый раз), как все было.

 

С рассветом, быстренько перекусив, Алексей повел нас наверх — была опасность, что другой медведь мог найти нашего и сожрать. Я не смог оставаться в лагере, мне необходимо было убедиться в моем попадании, найти пули — и свою, и Артура, чтобы не допускать ошибок в дальнейшей стрельбе.

Налегке, с пустыми рюкзаками мы быстро дошли до места. К счастью, нашего медведя никто не тронул. Ребята попытались его перетащить в удобное для разделки место, но это оказалось непросто, медведь как будто прирос к земле.

Бухудти Качмазов представился как Коба — межрайонный охотовед РОО «ООиР» РСО Алания, с егерями сняли аккуратно шкуру, разделали и сложили мясо по рюкзакам, аккуратно отделили желчный пузырь от печени и приготовили его к транспортировке.

При вскрытии было установлено, что моя пуля (полуоболочка) пробила лопатку, вошла в грудную полость чуть выше и правее сердца, крутанула и остатками ушла в шею, а пуля Артура, оболочечная, попала прямо в сердце и разорвала его, поэтому медведь и лег на месте. Молодец Артур!

Попал куда надо, а то с моим попаданием еще неизвестно, как все могло бы закончиться.

 — Спасибо тебе, Алексей, твоим сотрудникам за плодотворную и гарантированную охоту. Приятно иметь дело с такими профессионалами высокого класса, знатоками своего дела.

На базе все желающие фотографировались, растянувшись на шкуре медведя, а я, устроившись за столом, провел трихинеллоскопию вырезанных ножек диафрагмы у зверя и личинок трихинелл не обнаружил.

Иными словами, наш медведь оказался здоровым, без трихинеллеза. На прощальном ужине Алексей собрал нас на охотничьей базе на берегу чистейшего озера Бекан. Там я познакомился с уникальным человеком — Маратом Нугзаровым, специалистом отдела охотничьего контроля Минприроды и экологии республики.

Он славился тем, что мог из карабина попасть в подброшенную вверх монетку. Это было нечто из разряда сверхъестественного, и даже представить себе трудно, что такое возможно. Вот такие люди живут в Северной Осетии.

Источник: ohotniki.ru

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button